Меню сайта

Категории каталога

Дмитрий Владимирович Колыхалов [9]
кандидат юридических наук, доцент, председатель научного клуба "Палладиум"
Роман Сергеевич Осин [8]
студент юридического факультета Московского Гуманитарного Университета
Владислав Вадимович Цогоев [6]
студент юридического факультета Московского Гуманитарного Университета

Форма входа

Поиск

Статистика

Мини-чат

Каталог статей

Главная » Статьи » Именной архив статей » Дмитрий Владимирович Колыхалов

Проблемы российской историко-правовой науки

Проблемы российской историко-правовой науки.

Отзыв на доклад Смыкалина А.С.,

сделанный на III съезде Российского историко-правового общества (РИПО)

в г. Москве 11 марта 2005 года.

 

Мы согласны с тем, что История отечественного государства и права, История государства и права зарубежных стран, так же как и История политических и правовых учений, являются фундаментальными научными дисциплинами, которые имеют не только общефилософский, мировоззренческий характер, но и наряду с теорией государства и права лежат в основе всей системы юридических наук. Действительно, невозможно объективно рассматривать ни одно явление общественной жизни, хотя бы на секунду исключив их историческую сущность. Невозможно создать теорию какой-либо отрасли права без рассмотрения генезиса ее системы правовых норм и правовых институтов.

О предмете познания. Названные научные дисциплины являются юридическими. Они имеют свой особенный юридический предмет познания, который отличается от предмета познания науки История, которая познает развитие общества в целом. Это известные и очевидные факты. Свой особенный предмет познания имеют История болезни, История педагогики, История экономики и т.д. В общефилософском смысле история – это развитие объекта познания, а в развитии – сущность объекта. Уберем из области познания развитие или движение объекта – значит, уберем предмет познания в объекте. Исчезнет и сам объект и смысл познания.

Предмет познания юриспруденции состоит из общих закономерностей существования и развития правовых явлений, норм и систем права, нормативно-правовых актов, правосознания,  правоотношений, реализации права, правонарушений, юридической ответственности, законности и других понятий. Очевидно, что историко-правовые науки имеют свою специфическую нишу среди исторических, юридических и других общественно-гуманитарных наук. В связи с этим очень важно, чтобы историки права последовательно придерживались этих принципов, как в научной, так и в педагогической деятельности. 

Об инерции и застое в науке. В то время как исторические науки последние двадцать лет подвергаются в российском обществе жесткой критике, историко-правовые науки находятся в тихой гавани под крышей престижности и популярности профессии юриста и юриспруденции как науки. История обвиняется в не научности, тенденциозности. Вся ответственность за фальсификацию прошлого возлагается на историков, как будто бы  только они занимались «правильным» марксистским осмыслением прошлого. В то время как историки общества под влиянием шквальной критики совершенствуют методологию и расширяют источниковую базу своих исследованием, несмотря на небрежное отношение государства российского, историки права последний раз перестроились в годы «Перестройки», когда была дана по инстанциям партийно-государственная установка: «Перестраивайтесь»! Все ячейки КПСС (а они были и на факультетах, кафедрах) начали перестраиваться. А далее в 90-е годы началась инерция. Студенты все равно скупают учебники, учебные пособия, монографии историко-правовой направленности не глядя.

О названии учебных курсов. Эта инертность проявляется и в названии курса Истории отечественного государства и права, переделанного из названия курса, созданного Серафимом Владимировичем Юшковым в 1940 году, История государства и права СССР. Именно так, в угоду идеологического штампа – настоящая, подлинная история народа началась после Великой Октябрьской Социалистической революции, а то что было до того – как бы темная несправедливая предыстория СССР. Кроме, пожалуй, некоторых выдающихся государственно-правовых деяний Ивана Грозного и Петра I. И вот после крушения СССР в угоду псевдоинтернациональных этносепаратистских тенденций в политике, как историки общества, так и историки права придумали новое малодушно-стыдливое название старых учебных курсов: Отечественная история, История отечественного государства и права, как будто бы мы не знаем, как называется наше Отечество! Особенно в глупом положении оказались преподаватели, работающие с иностранными студентами, у которых возникает закономерное недоумение: «А вы что не знаете название своей страны?» Глупая и позорная для нас ситуация. Наиболее адекватным на наш взгляд названием курса истории отечественного права является «История российского права».

О достижениях и новизне. Действительно, на пути развития науки истории права России выдающихся достижений было не так уж много. Благодаря поддержке государства издается Госюриздатом в 1955-1956 годах «Памятники русского права». Затем в 80-х гг. издается 9-томное «Российское законодательство X-XX вв.». В дальнейшем государство утратило всякий интерес к науке.

Да, мы во многом идем по уже проторенному пути наших дореволюционных коллег, профессоров-юристов, историков права. Идем по проторенному пути не только в этом. Знаменитого СЛОМА буржуазного государства до основания не получилось. Неизбежно с ранних советских времен приходится пользоваться результатом опыта старого «мира насилия». И то, что нет отступления от учебного плана времен Российской империи, то в самом этом факте нет ущербности учебного курса. В расчасовку курса невозможно втиснуть все желаемое и интересное. К сожалению, надо выбирать приоритеты. Но для разбора таких интересных источников, как Судебник царя Федора Ивановича 1589 года, Судебник Василия Шуйского 1606-1607 гг. можно использовать специализированные факультативные занятия, объяснять их юридическую технику на студенческих конференциях. А с целью рассмотрения русской правовой культуры их можно было бы включить в курс Истории правовых учений.

Согласны мы и с тем, что больше внимания необходимо уделять на семинарских занятиях многотомному Полному собранию законов Российской империи, Своду законов Российской империи.

О содержании учебного курса. Мудрым решением С.В. Юшкова было включение в курс истории государства и права СССР элементов церковного права, связанных с брачно-семейными отношениями, половыми преступлениями, религиозно-светскими началами уголовно-правовых норм и другими вопросами регулируемыми церковью.

В современных православных российских университетах есть специальный курс церковного права. Следует ли в светских юридических факультетах создавать такой курс? Сомнительно. А вот факультативно можно было бы более углубленно рассмотреть не только церковное (христианское) право, но и исламское право с его современными «модификациями».

Согласны с тем, что по идеологическим соображениям (но не только по ним) выпали из курса целые отрасли и институты права. Либо они рассматриваются обрывисто с точки зрения юридической техники. И, конечно же, к сожалению уголовно-исполнительное право здесь не стало исключением.

О Римском праве. Как правило эта учебная дисциплина входит в систему предметов кафедры гражданского права, преподается начинающими педагогами, недавно получившими ученую степень. Конечно, для начинающего педагога-цивилиста это очень полезно. Он совершенствует свое знание в теории частного права и готовиться к приему большей нагрузки в виде «полноценного» курса гражданского права или смежных отраслей  права. Но хорошо ли это для студентов и познается ли история римского права или история римской юриспруденции, или теория римской юриспруденции?

Об учебниках. Если взять весь массив учебников и учебных пособий, то, действительно, можно выделить две тенденции, которые следует обозначить как «упрощенчество» и «необоснованная перегруженность». Хотя можно было бы отметить и другие тенденции. Но в чем же, здесь проблема для Истории отечественного государства и права?

В условиях рыночной свободной экономики и наличия гражданских прав и свобод человека на рынке печатной продукции можно встретить самые разные произведения. Предложения рождаются спросом. И нет в данном случае никакого секрета в том, что потребителями такой упрощенной продукции являются студенты, которые ищут легких путей в жизни. А кто-то просто покупает именно упрощенную, но дешевую литературу. Стало быть проблема не в том, что кто-то ее покупает. А в том какие требования предъявляют педагоги к своим студентам на семинарах, экзаменах, при написании рефератов, курсовых работ, дипломов. Да и так ли уж  и важно каков «Учебник»? ВУЗ – это не средняя общеобразовательная школа. Студент – это начинающий исследователь, будущий профессионал своего дела. Он должен готовиться к выступлению на семинаре, конференции, «круглом столе», на экзамене или зачете не по учебнику, а по документам (хотя бы из хрестоматии) и по специальным научным публикациям. В нашу бытность студентами исторических факультетов это было именно так. Учебник в ВУЗе – это более формальный атрибут в организации учебного процесса нежели действительный помощник. Но коммерческая реальность в том, что именно на учебниках и детективах в современной России можно делать деньги в издательском деле. Ну, еще, пожалуй, на глянцевых журналах и печатной рекламе. Вот тогда логика ПРОБЛЕМЫ с учебниками понятна. Слишком велика конкурентная борьба!

А что же мастера-титаны отечественного производства юристов? Где их профессиональные добротные учебные издания? А они после «Перестройки» лишь переиздают прежние учебники с весьма поверхностным припудриванием. И именно учебники, созданные в головных юридических высших учебных заведениях, и пестрят «необоснованной перегруженностью» и откровенным примитивизмом, пробелами в области развития права. Учебник под редакцией заведующего кафедрой истории государства и права Московской государственной юридической академии, профессора, доктора юридических наук Исаева Игоря Андреевича широко снабжен материалом экономической статистики. Излишне много внимания уделяется вопросам внешней политики, социалистической реконструкции народного хозяйства. И мало уделено внимания юридической технике. В результате учебник дублирует курс Отечественной истории. Но, правда в том, что этим грешит большинство учебников по истории права. Подобные недостатки можно увидеть и в учебниках, изданных московским государственным университетом имени М.В. Ломоносова, под редакцией профессоров МГУ Чистякова О.И. и Титова Ю.П. Курс истории отечественного государства и права в большинстве учебников «перегрет» материалом о развитии государства и о политических событиях. Причем материал преподается неравномерно. Не ясен критерий выделения эпох, периодизации. Не понятен принцип отбора материала. Часто таким принципом выступает очередной виток обострения классовой борьбы.

В учебнике профессора Титова Ю.П., например, щедрыми кусками даны история Военно-революционного комитета, дискуссия о создании рабоче-крестьянской милиции, развитие государственного устройства РСФСР и СССР, вхождение в состав СССР Литвы, Латвии, Эстонии, Западной Украины и Западной Белоруссии с версиями образца 1989 года. И при этом изменения в отраслях права даются едва ли системными мазками.

О прагматизме. Неясна позиция Смыкалина А.С. в отношении вредоносности прагматизма некоторых молодых преподавателей в работе с историческими источниками.

Об истории и историках.  И, наконец, серьезной ПРОБЛЕМОЙ науки Истории отечественного государства и права, по мнению профессора Смыкалина А.С. является ее отмежевание от юридических и исторических дисциплин: «Обратимся к исторической науке». Именно это обращение к Истории и является главной темой доклада. Беспокоит заведующего кафедрой истории государства и права Уральской государственной юридической академии прикосновение историков к истории права.

К этой теме он в течение своего доклада обращается четыре раза. В начале доклада подчеркивает, что История государства и права, История политических и правовых учений – это не «чисто» исторические науки. Затем он вводит в оборот новое понятие – «гражданские историки» (видимо он родом из военно-юридической среды или церковной). Как будто бы юристы, историки права не являются гражданскими людьми. Так вот, говоря о достижениях, он сетует на то, что при издании «Памятников русского права» гражданские историки (академик Л.В. Черепнин, В.Л. Янин, А.А. Зимин и др.) не смогли глубоко юридически проанализировать законодательные акты и даже не всегда использовали категориальной аппарат юриспруденции. В середине доклада Смыкалин А.С. особо указал, что в стране сложилась такая ситуация, когда многие кафедры теории и истории государства и права возглавляют ГРАЖДАНСКИЕ историки, имеющие степень кандидата исторических наук. Думая о своем карьерном росте, они стремятся получить следующую ученую степень уже доктора юридических наук. Но, к сожалению, не обладая базовым юридическим образованием (сдается лишь один экзамен по теории государства и права), историки постепенно размывают грань между научной юридической специального и научной исторической специальностью.  Причем Смыкалин А.С. выводит прямую зависимость качества юридичности диссертации от результатов экзаменов диссертанта по теории государства и права. Советует ужесточить требования к кандидатскому экзамену по теории государства и права. А иначе, по его мнению, количество диссертационных работ, написанных с позиций гражданской истории (невоенной?) и защищенных в юридических Советах ВУЗов, будет расти в геометрической прогрессии. И в конце доклада снова об ЭТОМ: «Так же, как и «отечественные историки государства и права», «зарубежники» обеспокоены «размыванием граней между исторической и юридической наукой. Последние учебники по истории государства и права зарубежных стран все более тяготеют к «чисто» исторической науке, мало используется категориальный аппарат юриспруденции».

Однако в ответ вынуждены напомнить известные факты. Чтобы защитить диссертацию необходимо сначала утвердить тему в совете. Пройти обсуждение на кафедре. Диссертация читается официальными оппонентами из числа юристов со степенью. Затем собственно защита в диссертационном совете, состоящем из докторов юридических наук, профессоров. И затем еще она проходит и экспертизу ВАКа.

Собственно в документах Высшей аттестационной комиссии и указаны критерии каждой научной специальности. В том числе отличия специальности 07.00.02. (Отечественная история) и 12.00.01. (Теория и история государства и права. История учений о праве и государстве).  Это доступная известная информация. Так зачем и кому нужна эта «охота на ведьм»!? Это заострение проблемы РАЗМЕЖЕВАНИЯ учебных дисциплин, если уже все размежевано? Нет никакой опасности для Истории права от «гражданских» историков!

Да, есть различия. Но есть и много общего. Нужного общего. Предмет и объект познания, источники познания между Историей общества и Историей права категорически радикально не различимы. История права – это составная часть истории общества. Система норм права является умозрительным абстрактным идеальным отражением материальных общественных отношений. Но как же можно познать и понять сущность норм права, их регулятивное значение, познать правосознание, нормотворчество и нормоприменения, не изучая сами реальные социальные отношения наполненные разнообразными конфликтами? Вероятно также как изучение музыки по печатным нотным тетрадям, не слыша звуков.  

Есть ряд наук, которые изучают право. Разве Социология права, Философия права, Юридическая психология являются юридическими науками? Нет! А почему же Историю права нельзя изучать, в том числе исторической наукой? Важное значение в познании государства и права играет Политология. Государство и право изучает и Экономика. Если говорить о юридической технике, о структуре норм права, о классификации норм, то многое совпадает с теорией Этики. Познать и усовершенствовать право нам помогает и Логика, и Филология. Они тоже имеют свой специфический предмет познания в области права.

Именно благодаря исторической науке можно широко применить в познании права метод историзма, то есть показать взаимосвязь между социальными условиями и правовыми нормами, рассмотреть проблему нормотворчества и нормоприменения, определить социально-политический генезис норм права. Этот метод дает возможность объяснить студентам как, почему, зачем происходил генезис норм права, каково их социальное практическое значение?

Кроме того, необходимо знать не только теорию юридической техники, но и знать материал источников права. А юрист изучает Историю права один год, да еще и на первом курсе. К моменту окончания, что он помнит?

Для улучшения качества подготовки преподавателей истории государства и права думается, что скорее надо создавать специальные отделения на исторических факультетах. Предпочтительнее в педагогических ВУЗах, чтобы выпускать профессионального педагогов историков права. Вряд ли целесообразно и возможно направить юриста на второе высшее образование по Истории.

О бедности. Правда в том, что в погоне за экономией средств, за прибылью установилась практика унизительно заниженной оплаты труда преподавателей общеобразовательных предметов в ВУЗе. Обосновывается это стремлением к практицизму высшего образования. Тем самым само руководство ВУЗов подчеркивает, что общеобразовательные предметы – это всего лишь досадная необходимость, недоразумение законодателей страны. Такое же отношение стало складываться и к Истории государства и права, ИППУ, Римскому праву.  Образовалась пустота в кадрах преподавателях, которая стала заполняться преподавателями Истории. Историки приходят туда, где образовалась пустота. Так кто же в этом виноват? А руководителям ВУЗов и от этого радость, так как всегда можно объяснить малую оплату труда таких учителей: «У вас же нет ученой степени кандидата юридических наук…». Надо платить! Надо платить справедливо преподавателям ИГП, Римского права, ИППУ, тогда эти предметы будут интересны для преподавателей-юристов.

Вспомним как интенсивно особенно в 2000-2002 гг. росла численность ВУЗов и их филиалов. Нужны были кадры педагогов. Дешевые кадры. Разве виноваты историки в этой практике рвачизма? Поэтому для лучшего качества преподавания оплата труда преподавателя истории права должна быть не меньше, чем у «отраслевика», скажем преподавателя по Гражданскому праву.  Историк права дает знания и по гражданскому праву. Так чем же он хуже?

Такого количества юристов, историков права не было, нет и вряд ли будет, чтобы исследовать все проблемы истории права.  Сами историки права в своей научной и преподавательской деятельности неизбежно используют результаты научных трудов историков. Можно назвать лишь ограниченный круг тем, которые более или менее хорошо изучены историками права. По отечественной истории права – это такие темы, как Органы внутренних дел, Государственная Дума первых четырех созывов, Земство, Суд и прокуратура, начало создания советских, большевистских органов власти.

И только после крушения диктатуры КПСС увеличилось разнообразие работ по истории самых различных правовых проблем, и в том числе по истории гражданского права. Но все равно до исчерпывающих результатов исследования еще очень далеко. Еще хуже ситуация с ИГПЗС. Надо же  знать в совершенстве иностранный язык, чтобы быть специалистом в одной из правовой систем. Разве много таких энтузиастов? Пожалуй, только римское право и конституции зарубежных стран хорошо исследованы.

Нельзя не отметить заслуги юристов, историков права. Иванов А.А. исследовал проблему индивидуализации юридической ответственности, Емелин А.С. - Уложение 1845 года и исламское право, Астапенко П.Н. изучил каноническое право, Бородачев А. - право собственности в Российской империи. Можно назвать многих других, но сил таких энтузиастов все равно не достаточно.

Докторские диссертации защитили историки Михайлова Н.В. в области правовой охраны историко-культурного наследия, Никитин А.Н. по опыту отечественного парламентаризма на Кубани в годы гражданской войны. Создаются научные школы. Причем юридические диссертации пишут не только историки, но и, например, врачи, потому что им виднее на практике несовершенство норм права в области медицины.

И теперь о главной проблеме.  В 1990-1991 гг. полностью была сокрушена идеологическая монополия. Счастливое время стройного догматизма в общественных науках закончилось. Стало трудно, неуютно и неловко преподавателям-бюрократам, ученым-бюрократам. В эпоху «Перестройки» и «Реформ» наибольшей общественной «встряске» подверглись лишь Экономика и История.  А вот историки права заняли очень удобную позицию: «Мы не историки, а юристы». Из этого следовало, что ответственными за искажение и фальсификацию Истории страны они не несут и менять методологию истории права не будет. И, вообще, ничего не менять не будут. И при этом в условиях повышения престижности юридического образования после 1991 года в условиях рыночной экономики их социальный статус по сравнению с другими представителями общественных наук стал заметно лучше. А поэтому, зачем что-то менять, если и так все не плохо. Тем более, что в 1995-1996 годах заметно усилились политические позиции коммунистов. Ученые-коммунисты тогда с удовлетворением осознали себя как неперевертышей, как правильных марксистов. Зачем же что-то менять?

Но все-таки было обстоятельство, которое стало вызывать некоторое беспокойство. Раньше, в условиях СССР, существовало единое мнение обществоведов по вопросам о ключевых факторах развития общества. После крушения власти КПСС, монополии партии в области мировоззрения и научного знания студент оказался под перекрестным огнем информационных «снарядов», выпускаемых преподавателями. Вообще это не плохо. И это нормально!

В 1991 году история КПСС была заменена в ВУЗах на Отечественную историю. Студенты юридических высших учебных заведений стали изучать параллельно Отечественную историю и историю отечественного государства и права. И вот вскрылось  дублирование предметов. И именно со стороны истории права. Оказалось, что в курсе изучается более 70 % материала непосредственно связанного с историей государственно-политической. Студент, таким образом, стал изучать почти одну программу по двум предметам. Получили возможность сравнивать альтернативные взгляды на одни и те же события. Получил возможность выбора наиболее аргументированной оценки событий.

Казалось бы открылась возможность перестроить программу в сторону увеличения учебного материала по истории собственно права. Но нет, менять ничего не хочется.  И можно было бы не обращать внимание на доклад Смыкалина А.С., сделанный в 2005 году, если бы некая «юридическая общественность», со слов министра образования и науки, не стала настаивать на упразднении предмета Отечественная история на юридических факультетах в связи с тем, что там изучается История отечественного государства и права.  Очень простой вариант.

Решение об упразднении Отечественной истории уже принято. Мы видим, что основание под него подводилось за несколько лет.

Категория: Дмитрий Владимирович Колыхалов | Добавил: Антипатр (30.07.2009) | Автор: Колыхалов Дмитрий Владимирович
Просмотров: 2413 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 2
2  
Этика как философская наука оперирует такими теоретическими понятиями, как норма, структура нормы, гипотеза, диспозиция, санкция. Еще есть запрещающие, предписывающие, дозволяющие нормы этики, императивные и диспозитивные. Ответственность и санкция тоже есть. Эти теоретические понятия существуют независимо от того, откуда они вытекают, от банды, от общества или от государства. (Про мононормы я знаю).

Право существует для решения конфликтов, а не для ликвидации людей силой государства. Поэтому Право носит в себе справедливость. Государство не единственный субъект политического действа, и не всесильный, и не в состоянии противостоять совокупности воль остальных субъектов политических отношений политической системы общества, если эти воли против государства.

"Коллеги" меня уничтожают, как класс, не стесняясь в выражениях. Учебная дисциплина "История" исчезла из программ юридического образования. "Спасибо" "коллегам". А это история Родины "коллег".

Учебники и Хрестоматии Юрия Павловича Титова я видел с символикой издательства МГУ. Я это имел ввиду, прежде всего.

"Как простой студент" - да, но не стоит преувеличивать это обстоятельство, потому что освоил он право скорее как простой самостоятельный начитанный старательный самодисциплинированный преподаватель истории. Я слышал, заочно он учился юриспруденции, то есть самостоятельно.

Хотелось бы больше видеть научных юридичных работ юристов, историков права. Я в этом году выписываю журнал ИГП.
Спасибо за комментарий.

1  
НЕСКОЛЬКО МЫСЛЕЙ ПО ПОВОДУ...
Автор взялся за сложное дело: все вопросы историко-правовой науки разрешить в одном отзыве. Но в одном он прав: надо вернуть этой науке и учебному предмету "доюшковское" название - в университетах России этот учебный предмет именовался История русского права (лучшие учебники Сергеевича, Владимирского-Буданова и др.).И вслед и параллельно - История правовых учений (где много параллелей и пересечений с теорией права).
С историей государства и политических учений лучше справятся те, кого именуют "гражданские историки" (весьма сомнительный термин) и политологи.
Наверное, лучше, если историк права получит базовое историческое образование (методы и методология. источниковедение и т.п.) - без базовых исторических дисциплин трудно работать с историческими текстами. Но то, что историк права не может не знать юриспруденции - этот факт не подлежит сомнению (причем в полном объеме, может быть исключая те науки, которые автор отзыва справедливо называет неюридическими - Философию права, Социологию права, Юридическую психологию). Последная наука вообще трудно вообразима - есть ли экономическая психология, машиностроительная психология и т.д.?
Утверждение "Если говорить о юридической технике, о структуре норм права, о классификации норм, то многое совпадает с теорией Этики", справедливо лишь в контексте истории правовых учений (Платон и т.д.). Когда норма права стала формироваться государственными органами, а не вытекать из понятий о "справедливости" и "правде", этика, правда, справедливость ушли из права, право стало лишь нормативом, властным велением государства.
И еще. Говоря о коллегах (надеюсь, автор из числа историков права, а иначе с чего бы ему?), уважительнее надо, или, как говаривал М.М. Жванецкий "тщательнее".
Автор говорит об учебнике "под редакцией профессоров МГУ Чистякова О.И. и Титова Ю.П.". Сколько я знаю Юрия Павловича Титова, он всегда был преподавателем и профессром ВЮЗИ-МЮИ-МГЮА.
Доктор исторических наук, а теперь и доктор юридических наук А.Н. Никитин защитил докторскую диссертацию на тему: Государсвенность "белой" России: становление, эволюция, крушение. На тему парламентаризма на Кубани у него в скором времени выйдет в свет монография "«Суверенная Кубань: опыт отечественного парламентаризма (1917-1920 гг.). Часть первая». Кстати, Алексей Николаевич Никитин есть образец историка права: получив степень доктора исторических наук, он в течение нескольких лет исправно изучал(!) в учебном заведении юриспруденцию - как простой студент.
С уважением, О.М.

Имя *:
Email *:
Код *: