Меню сайта

Категории каталога

Дмитрий Владимирович Колыхалов [9]
кандидат юридических наук, доцент, председатель научного клуба "Палладиум"
Роман Сергеевич Осин [8]
студент юридического факультета Московского Гуманитарного Университета
Владислав Вадимович Цогоев [6]
студент юридического факультета Московского Гуманитарного Университета

Форма входа

Поиск

Статистика

Мини-чат

Каталог статей

Главная » Статьи » Именной архив статей » Владислав Вадимович Цогоев

Политологический аспект законности

По закону динамизма ни один объект не пребывает в состоянии покоя, с течением времени он либо развивается, либо деградирует. Общество также подчинено этой закономерности. И в данном случае нужно обратиться именно к его развитию, которое отражено в определении: общество - группа людей, объединившаяся для совместного достижения каких-либо целей. Сначала эти цели едины для всех, как правило, это удовлетворение материальных потребностей, а позже и некоторых нематериальных, например, потребность в общении. Далее совместное существование вживается в природу людей, и они осуществляют его, уже не задумываясь о том, зачем создан социум и почему они в нём состоят. На этой стадии индивиды уже начинают преследовать свои интересы.

Итак, вышеприведённую модель развития общества нужно рассмотреть в правовом аспекте, то есть установить связь латентных общественных процессов с развитием правового регулирования.

Как известно в условиях родоплеменного строя взаимоотношения между индивидами регулируются лишь моралью, авторитетом, солидарностью и т.д. Здесь члены общества сами, опираясь на достижение общих целей, прокладывают колею поведения.

Особенность и природа права заключаются в том, что оно возникает там, где исчерпывают себя неформальные (морально-нравственные и т.п.) регуляторы. Это происходит, как было отмечено на той стадии, на которой жизнь в обществе становится априорной для каждого индивида. Появляется стремление возвыситься над обществом и, когда сталкиваются эти интересы, члены общества ищут обходные пути. Создаются правовые нормы для сдерживания таких процессов.

Представители юридической профессии стремятся удержать общество на той колее, которая, как было отмечено выше, была проложена ранее прогрессивным развитием. Отсюда и следует, что право носит принудительный, предупредительный и карательный характер, поскольку создаётся искусственно и постоянно испытывает сопротивление со стороны своих субъектов.

Например, чтобы выявить этот принцип, можно проанализировать статью 164 УК РФ «Хищение предметов, имеющих особую ценность»[1]. Факт существования данной статьи уже говорит о неоднократном совершении подобных общественно-опасных действий. «Наказывается лишением свободы на срок от шести до десяти лет со штрафом...». Данная санкция носит не только карательный характер, но и предупредительный, в силу того, что она изложена в публичном документе. А, следовательно, призвана оказать «запугивающее» воздействие на субъектов права.

Влиять же на улучшение ситуации в обществе закон и его охранители не способны, это бремя лежит на плечах политических деятелей.

Таким образом, на масштабы законности и беззакония влияет лишь политический фактор, поскольку от него зависит уровень легитимности власти. Право действует лишь в сфере нелегитимных взаимоотношений между личностью и обществом. Следует понимать, что здесь имеет место быть не только неприятие власти государства самой по себе, но и норм установленных в обществе. В силах юридической деятельности лишь свести такой антагонизм к минимуму путём наиболее оптимального выстраивания законодательства, но ни коим образом установить абсолютную законность.

Впрочем, здесь проявляется ещё одна уязвимая сторона такого явления как право в пользу политических процессов. В определённых кругах, в том числе и в правящих, часто ведутся рассуждения о некой эффективной правовой системе, которая призвана урегулировать все противоречия. По этому поводу можно сказать, что неуместно полагаться на подобную находчивость законодателя. Если существуют определённые проблемы в области политики, то право решить их не в силах, с усугублением общественного положения будут расти масштабы нормативного регулирования.

Более того, ухудшение политической ситуации сказывается на реализации правового регулирования. В условиях шаткой власти, настроений маргинального характера у населения, чиновники, юристы и все те, кто призван сдерживать весь негатив, сами, будучи представителями народа, проявляют склонность к взяточничеству, злоупотреблением полномочиями и т.п.

Этот процесс в естественных условиях необратим. Он проявляет ту закономерность, в соответствии с которой трансформируются политические режимы. Законность и правовая система в данном случае выступают как индикаторы.

Конечно, приведённая схема подтверждается на примере Российской Федерации, где расширение нормативной базы достигает неразумных темпов. Например, как заявляет Центральная избирательная комиссия, по прошествии президентских выборов 2008 года планируется реализовать проект Избирательного кодекса на федеральном уровне, о котором давно ведётся речьв политико-правовой сфере.[2] Это значит, что ещё одна сфера общественной организации - выборы лидеров - столкнулась с противоречиями. Расширение нормативной базы по избирательному праву - лишь видимость, коэффициент его полезного действия достигнет лишь малого процента.

В такой ситуации необходимы перемены не в праве, а в стратегии управления. Нельзя не заметить, что российское законодательство, оболочка стремительно меняется, но политика движется плавно по законам Макиавелли об удержании власти.[3] Правящая элита стремится удерживать власть как можно дольше. И поскольку закон является инструментом маскировки, политологический взгляд не может не выявить скрытых за ним процессов удержания власти.

Итак, основной задачей является реализация действительно необходимого минимума правовых норм (по примеру римского права). Для этого необходимо обратиться к целям правления, в частности, нужно переориентировать его не на прикрытие интересов отдельных личностей, а на развитие государственного производственно-экономического оборота, если речь идёт о базисном экономическом факторе. Доход от производства должен вкладываться в расширение этого оборота. Таким образом, при отсутствии корыстных целей исчезнет потребность в правовой маскировке, и все усилия обратятся, как было отмечено, на реализацию тех норм, которые уже существуют.

Такая политика облегчит выполнение своих обязанностей представителям правоохранительных органов и направит их деятельность в нужное русло. Другой вопрос, как достичь ведения такой политики: революционным ли путём или каким-либо иным? Либо эта задача невыполнима вообще, ведь вполне возможна смена правящего слоя. А в этом случае получит своё продолжение разрастание правовой системы, бюрократизация и соответственно беззаконие.

Однако естественные социальные законы в конце концов возьмут верх и в определённый момент инициируемые сверху перемены перестанут удовлетворять сознание массы, которая ставит свои материальные потребности выше. Для того чтобы избежать такого краха власти, правящая элита может просчитать тот минимальный уровень благосостояния, который обеспечит относительную легитимацию власти. В этом случае положительно проявит себя индикатор политической ситуации - законодательство.

Однако потребности человека имеют свойство расти по мере их удовлетворения (теория мотивации А. Маслоу) [4]. Власть будет вынуждена постоянно идти на уступки, что означает её «исправление».

Таким образом, вырисовываются три варианта развития событий. Либо добровольная благодетельность государства (что, впрочем, маловероятно). Либо насильственные действия. И на тот и на другой вариант законодательство отреагирует своим значительным упразднением и неотвратимостью. Есть и третий   вариант,   свойственный   разумному   и   наученному историей правительству: удержание населения на стабильном уровне, не предвещающем возмущения масс.

На сегодняшний день правящим кругам удается в некоторой степени удерживать такой курс: используя исторически сложившиеся непритязательные потребности большей части населения, с одной стороны, свободно распоряжаться народными богатствами (в т.ч. в целях собственного благополучия), с другой стороны, удовлетворять именно тот минимум потребностей, который не допускает население за грань протеста. Законы во многом даже внешне часто отражают эту суть, напрямую подстраиваясь под интересы неблагоприятных для общества людей. Примером может служить не только правоприменительная практика, но и, например, размер санкций в УК.



[1] Уголовный кодекс Российской Федерации. / М.: Ось-89, 2007 - С. 76.

[2] Лента.Ру. 12.03.2008 / Эл. ресурс: http://www.lenta.ru/

[3] Макиавелли Николо. Государь / С-Пб; "Азбука-классика", 2007

[4] Маслоу А. Мотивация и личность. / С-Пб.: Евразия, 1999 - С.77-105

Категория: Владислав Вадимович Цогоев | Добавил: Vladislav (09.02.2009)
Просмотров: 433 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: